Герой нашего времени

Александру Максимовичу Мещерякову посвящается
Автор: Татьяна Захарова

Мещеряков Александр Максимович — его смело можно назвать настоящим Героем нашего времени. Александр Максимович родился 3 октября 1926 года в селе Новотулка Хворостянского района Куйбышевской области. В начале 30-х его семье пришлось покинуть родные места, переехав в Пензенскую область на заработки. Этот период в Поволжье, и не только, ознаменован страшным событием в судьбах людей — голодом 1932–33 годов, в период всеобщей коллективизации, когда от голода и болезней, связанных с недоеданием, погибли миллионы человек. Тогда же рождается его средний «братко» Иван, как называет его Александр, следом сестричка Клава и «братко» Виктор.


Началась Великая Отечественная Война. В октябре 1943 года молодого 17-летнего юношу, не успевшего окончить и 10 классов средней школы им. Масленникова призывают в ряды Советской армии, предварительно отправив его на подготовку в Николаевское Военно-Морское авиационное училище им. Леваневского, срочно перебазированное в Безенчук. Долгим был путь его на фронт. От военных казарм в п.Безенчук, где они изучали военное пикирование с высоты 5–6 тыс. км до 800 м на самолёте бомбардировщике Пе-2, где опробовали бомбометание цементными бомбами массой 40–50 кг, после которого ему было присвоено звание «Воздушный стрелок-радист». До г. Гудаута в Абхазии, где его отдали в распоряжение морской авиации Штаба ВВС Черноморского флота — в 3-й минно-торпедный авиационный полк ВВС.

Программа подготовки в военно-морском авиационном училище подошла к концу. Оставалось ждать отправки на фронт. В августе же 1944 года Александр Максимович был направлен в Ленинград, где был зачислен в 51-й минно-торпедный Таллинский авиационный полк орденов Красного Знамени, Ушакова и Нахимова. Полк имел на вооружении американские самолеты «Бостон». Хотя эта машина у американцев и считалась штурмовиком, но для боевых действий на малых высотах она не приспособлена. У нее была относительно невысокая скорость, слабая маневренность, малый запас прочности. Отсутствие брони и передней штурманской кабины делали ее пилотирование в плохих метеорологических условиях Балтики весьма сложным и очень уязвимым от огня зенитной артиллерии, особенно малокалиберной, автоматической. Тем не менее, «Бостон» в руках советских летчиков, патриотов Родины, стал торпедоносцем, послушным и грозным оружием.

Подбитый самолет в сражении под Кенигсбергом


Много боевых сражений Александр Максимович Мещеряков пережил в годы Великой Отечественной войны, но особо ему помнится сражение под Кёнигсбергом. Это была одна из самых укрепленных провинций Германии. Немцы сооружали различные заграждения, минные поля, зоны затопления, траншеи, доты и противотанковые надолбы, прозванные «зубами дракона». В Кёнигсберге имелись подземные заводы, склады и арсеналы. Противником было подготовлено три оборонительных позиции.

Первое кольцо в шести-восьми километрах от центра города включало в себя пятнадцать фортов с артиллерийскими орудиями, связанных траншеями с противотанковыми рвами, минными полями и проволочными заграждениями. Каждый форт являл собою крепость с гарнизоном из трехсот человек. По краям города шла вторая позиция, опиравшаяся на каменные здания, железобетонные огневые точки, наскоро возведенные баррикады. Третья линия обороны в центральной части города включала старую крепость и постройки вокруг нее. Подвалы большинства домов связывались подземными ходами, а окна были переделаны под амбразуры. В наступлении на Кенигсберг участвовала эскадрилья Александра Максимовича.

«Когда мы подошли к каравану немецких судов, — вспоминает он, — начался обстрел всей нашей эскадрильи. Мы пикировали со скоростью 500 км/ч то вверх до 5 тыс. км, то вниз в 200 м от кораблей противника, крича: „Ура, за Родину, за Сталина!“. При приближении к судам раздавались автоматные очереди, в нас стреляли из всех орудий, что были на суднах, включая револьверы. Но наши мины были стремительны и попадали точно в цель, так мы подорвали не один миномётный трал. И всё это за считанные минуты, которые решали нашу жизнь.

И тут нам «засадили» снарядом прямо в мотор самолёта. Радиостанция и переговорные устройства вышли из строя, работали только пулемёты. Автоматные очереди стали стихать, вражеские самолёты отступили, мы стремительно начали снижать скорость. Одна мысль тогда пронеслась у меня в голове: «Только бы добраться до суши, до Родной Земли, а там вырулим»...

Израненный командир самолета Алексей Бровченко мужественно держал штурвал в своих руках, ведь, как выяснилось впоследствии, он получил серьёзное осколочное ранение в грудь, позднее в госпитале из него извлекли 21 осколок. Но мы благополучно сели на сушу. Ровно через 3 минуты после приземления стойка шасси надломилась и самолёт загорелся. Алексей, когда выбирался из нашего торпедоносца, зацепился кителем за рукоять пулемёта, я помог освободиться своему героическому товарищу, и мы еле-еле успели отбежать до взрыва самолёта. Сразу на помощь к нам подбежала санитарка, и мы тут же были направлены в госпиталь. Я получил рану ноги, весь сапог был пропитан кровью, но при сражении я боли не чувствовал, у нас тогда была одна задача — освободить Родину от немецких захватчиков. Наш экипаж окрестили «рождёнными в рубашке», ведь мы были ровно на волоске от смерти».

Так Александр Мещеряков пережил не одно боевое сражение, и редко, когда самолёт не был «зацеплен» вражеским снарядом. В борту самолёта всегда были пробоины.

Александру Максимовичу Мещерякову и всему личному составу ВВС КБФ Приказом Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза И. Сталина от 25.04.1945 года за активное участие в боях за города Пиллау, Свинемюнде, Таллин, Пярну, Клайпеда (Мемель), Гданьск, Кёнигсберг, остров Рюген, остров Саарема (Эзель) объявлена Благодарность.

Демобилизовался он в 1951 году и, вернувшись домой в родной совхоз им. Масленникова, сразу же поступил на службу в Куйбышеве в органы Министерства государственной безопасности (МГБ) оперуполномоченным уголовного розыска. Здесь он прослужил более 30 лет до 1982 года, дослужившись до начальника отдела по руководству спец.учреждениями при областном управлении внутренних дел. В общей сложности Мещеряков А.М. отдал 40 лет своей жизни на служение Родине, выйдя в отставку в звании Полковника Главного управления МВД РФ по Самарской области.

Всем нам известна народная поговорка: «Время лечит, оно может всё». Оно может уменьшить боль от тяжелых ран войны, в какой-то мере приглушить страдания. Но одного не может сделать время: заставить потускнеть память о героизме и стойкости советских людей, фронтовиках, таких истинных Героях нашего времени, как Александр Максимович Мещеряков, которому мы обязаны нашей жизнью, жизнью наших будущих поколений, спокойным и мирным небом над нашими головами, освободившему нас от гнета вражеских немецких захватчиков! И я горжусь, что во мне течёт кровь такого героического человека! Долгих Вам лет, дорогой наш Александр Максимович.

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button