Палец на курке, сердце на ладони

Ивану Павловичу Плотникову посвящается
Автор: Владимир Плотников

Эту историю незадолго до смерти рассказал мне отец. Время действия — 1945­й. Восточная Пруссия, окрестности города Пултусск. Далее слово отцу.

Расскажу про два «рейда». Вызывает майор: «Старший сержант Плотников, приказываю вашей группе переправиться через реку Нарев в квадрате… Ваша задача — разведка местности и путей подхода к основной позиции. Осуществить привязку и разбивку, а в последующем приступить к разведке и засечке цели для поражения».

Плацдарм наш, от 2 до 15 км в глубину и 60 км в ширину, просматривался со стороны противника по всем направлениям. И если привязку мы произвели успешно, то разбивку огневой позиции приходилось вести в ночное время или под покровом утренних туманов. А немец не дремлет. Однако задание выполнили в кратчайший срок под носом неприятеля. Оборона врага пробита, ему нанесен большой урон.

Из приказа №: 1/н от: 19.01.1945 о награждении орденом «Красной звезды»: Гв. старший сержант Плотников, руководя отделением по топо-привязке элементов боевого порядка бригады 5.01.45 г., попал в район, обстреливаемый арт. минометным огнем противника; продолжая работу, он правильно указывал направление хода, избегая поражений мат-части и личного состава, затем сам стал работать на теодолите, а когда вражеские снаряды стали рваться совсем близко, он положил теодолит на землю, а сам лег на него и личным примером показал сбережение техники в бою. Работая по засечке траншей противника, для обеспечения точности работы, он выбрал пункты засечек на переднем крае и, рискуя жизнью, выполнил приказ точно и в срок. Своим личным примером тов. Плотников воспитывает у подчиненных находчивость, храбрость, презрение к смерти.

Иван Плотников на фото второй слева


«Наш командир зверь»

…На пути следования — окрестности прусского поселения Баумгарт. Затаились на окраине, присматриваемся. К соседнему домику по хлябистому грунту протоптана свежая дорожка. Нас трое: я, рядовые Дельдинас и Шиповский. Оба рослые. Они и врываются в дом. Я замыкаю. Слышу: «Хейн де хох»! Влетаю... За столом три здоровенных фрица... В руках — карты, между ног стволы. По торцам столешницы — мои ребята. Фрицы тянутся к оружию. Шиповский, — автомат за спиной, — хрипит: «Хейн де хох», — и машет «туда-сюда» немецким штыком со стола. Витя Дельдинас вскидывает «ППШ». Я довершаю маневр: похватав у немцев автоматы, швыряю за дверь.

Итак, напоролись на пост, где-то рядом: где? — основные силы. Медлить нельзя. Когда выводили во двор, из сарая: «Хлопчики, тикайте швыдче. Тут кругом фрицы». Наша, из угнанных. Спасибо, родная. «Втихаря» успеваем дать полверсты, там и поселок «проснулся». Погоня, пальба. Спасение — в скорости! «Плен» тоже скумекал: сбавили ход, потом уселись и точка. Дельдинас мне на ухо: «Вань, проверь оружие». Достаю пистолет, три обоймы, передергиваю затвор автомата. Витя, играя маузером: «Встать!!!». Гитлеровцы свое — волынку тянут. Тут Витя как рявкнет по-немецки и — на меня глазами. Фрицы подхватились и бегом. На меня косятся.

В части сдали плен и… спать! Утром новый приказ: «Через час выдвигаетесь на западную окраину Баумгарта». Иду под хохот: «Зверь, зверь идет». Вот ведь как: Дельдинас-то пленным сказал: «Молча бегом! Наш командир зверь. Всех тра-та-та»…


Русский, еврей, латыш, казах и хохол

В Баумгарте лесопилка. С запада к ней протянута развороченная узкоколейка. Снег, грязь, месиво, другого пути нет. Рассредоточившись, начинаем наблюдение. Нас пятеро, всем по 20 лет: старший вычислитель Витя Дельдинас, таежный следопыт, сибирский латыш — рос под Томском, рост 192 см; старший вычислитель Вася Шиповский, украинец из Сталинграда, рост 195 см; Вадик Златковский, из Полтавы, себя величал «русским евреем», рост 197 см; Аман Нургалиев, казах из Кокчетава, рост 164 см. Прозвище «Карапуз», с Дельдинасом друзья «не разлей вода». Номер 5 — помкомвзвода Иван Плотников, из Оренбуржья, рост 169 см. Все комсомольцы-добровольцы.

…С краю дом. Рядом пристрой с чердаком. «Восточное» окно открыто. Нургалиев: «В крайний юрта ходют». Дельдинас: «Мимо окна каждые 15 минут». Блокпост! Обратно пойдем — не обойти. Надо штурмовать. Подползаем ближе. План захвата: ударная тройка из Дельдинаса, Златковского, Шиповского штурмует дверь, я форсирую окно. Ворошиловский стрелок Нургалиев прикрывает. Разоружив, уводим «языков». Так по плану, а на деле…

Вбегаем, а их полный дом, плюс офицер — на кровати, пледом до пояса накрыт. Три «гренадера» молча водят дулами, кричать нельзя. Фрицы агрессивны, рядом винтовки. Я самого злого, дуло в шею, швыряю в чулан. Закрыл — обратно, сгреб оружие и — за окно. Итого, здоровых 8 лбов и один больной, но «важная птица», стрелять пытался — благо, Златковский парабеллум вовремя перехватил.

«Раненого на носилки, и отходим». Как бы ни так: где их взять, носилки? Выглядываю: «Карапуз» бдит за чердаком, а там скрип подозрительный. Но нам не до верха: самим бы уйти. Шепотом: «Аман, Прикроешь. Если что — огонь на поражение». Тут обожгло: винтовки! Не оставлять же. Делал всё как в тумане: сперва пытался выбить затворы, потом — расщепить приклад о бетонный столб. К счастью, руки отсушил: на чердаке-то, потом узнали, целый взвод «дрыхнул»! То-то «блокпостовские» и наглели: на чердак надеялись. Взвод же решил, что караул шумит…

Так и шлепали по 4-километровому киселю. Мы с трофеем. Пленные с обмороженным офицером. А казалось бы, чего проще: пустил в расход, и беги налегке. «Языков» брать никто не обязывал. Но мы же русские. Кстати, раненый начальником юнкерского училища оказался. Генерал…

Я горжусь своими ребятами. Долг мы выполнили в лучших традициях нашей армии. Безоружных пленных русские не убивают!».


Плотников Иван Павлович (7.01.1924 —24.10.2003) родился в с. Петровское Саракташского района Оренбургской области. По окончании школы поступил в авиаучилище (40 человек на место), но, узнав о гибели брата, попросился, «где скорее на фронт». Отправили в 1 Учебно-минометную бригаду (Горьковская область), где служил до 1944-го, готовя кадры для «Катюш». Воевал в 13-й тяжелой Гвардейско-минометной Краснознаменной, орденов Кутузова и Хмельницкого бригаде старшим вычислителем — помкомвзвода топоразведки. В составе 2 Прибалтийского, 2 и 3 Белорусского фронтов участвовал в прорыве Наревского плацдарма, взятии Пултусска, Эльбинга, Кёнигсберга, Штеттина, Берлина, Нойбранденбурга, Нойштёрлица (9 благодарностей Верховного). Дважды контужен. Войну закончил Гвардии старшим лейтенантом 6 мая 1945 года под Гамбургом встречей с английскими войсками. 2 года служил в Прибалтике, Польше. В апреле 1947- го демобилизован, а в ноябре женился на Татьяне Дмитриевне Плотниковой (любили друг друга с 1940-го). Закончил Всесоюзный заочный юридический институт. Редактировал радио, гезеты. Руководил кадрами, ГО на Орско-Халиловском металлургическом комбинате, строил Колымскую ГЭС. Общий трудовой стаж — 48 лет. Награды: ордена «Красной звезды» и «Отечественной войны» 2 ст., медали «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и др.

Иван Павлович Плотников с женой


Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества

LiveJournal Share Button