30 ноября 2016

Плавное течение газовых рек

В главный диспетчерский пункт, откуда координируется распределение и движение миллионов кубов голубого топлива, просто так не войдешь. Да и не выйдешь — магнитные пропуска нужны даже для того, чтобы преодолеть дверь из одной комнаты в другую. Диспетчерская надежно укрыта среди многочисленных этажей и кабинетов «голубой стрелы» — административно-диспетчерского «небоскреба» самарского подразделения Газпрома. Можно сказать, это святая святых — место, где контролируется все: кому и в каком объеме пойдет газ, с какой скоростью и под каким давлением, по каким магистралям.
— Благодаря нашей работе ни один объект не прекратил работу, не лишился газоснабжения, — говорит начальник диспетчерской службы, главный диспетчер Игорь Шурухин. — Мы этим гордимся, но в грудь себя не бьем — работаем, как тысячи других газовиков. Делаем свою работу спокойно и четко, прекрасно понимая, какая на нас лежит ответственность.

Традиция принимать решения

Учитывая, что первый в нашей стране газопровод был проложен в Самарской (тогда в Куйбышевской) области в 1943 году, возникает резонный вопрос — почему же диспетчерская служба возникла гораздо позже? Дело в том, что управлять в ту пору было практически нечем — единственной газовой артерией служил газопровод Бугуруслан — Похвистнево — Куйбышев. А вот когда в начале 70-х начала развиваться единая система газоснабжения Советского Союза и через Куйбышев пошли магистрали, тянувшиеся через всю страну, с Азии и Севера, возникла потребность в учете и контроле. На территории нашего региона возникла сложная технологическая структура, которой нужно было управлять. Диспетчеризация ведь обеспечивает контроль не только над расходами объемов газа, но и над исправной работой каждого узла и даже «узелка» — сегодня диспетчер на экране видит полную картину, вплоть до каждой задвижки на трубе. И человек, и программа непрерывно мониторят ситуацию — система сигнализирует о малейших отклонениях, за которыми может стоять что угодно — от неисправности оборудования до несанкционированного перерасхода. Сегодня в сферу ответственности самарских диспетчеров входит более четырех тысяч километров газопроводов на территории Самарской, Ульяновской, Оренбургской, Саратовской, Пензенской областей, Мордовии и Татарстана. Людей «с улицы» сюда не берут, да и сразу после институтов тоже — диспетчерскому делу как таковому попросту не учат. Каждый человек за пультом имеет как минимум пять лет стажа работы на объектах Газпрома. Он должен не только все знать о газе — предмете транспортировки, но и уметь принимать быстрые и обязательно правильные решения.

Естественно, юбилей службы — праздник не только сегодняшних диспетчеров, но и ветеранов, которые заложили основы современной организации подразделения. Все они были приглашены преемниками в гости, чтобы своими глазами увидеть, как изменились рабочие места за десятки лет. Ветераны узнали о новых технологиях, которые внедряет в производство Газпром. Разве могли когда-то газовики мечтать о таких экологичных методах строительства переходов через водные преграды, как горизонтальное бурение? Или о новейших технологиях подводных ремонтов, которые отрабатывались на Самарской площадке, ведь здесь расположен самый протяженный подводный газопровод — на дне Куйбышевского водохранилища проложено шесть километров трубы. Конечно, речь пошла и о новшествах в работе диспетчеров, например, им показали автоматические рабочие места, позволяющие собирать данные в режиме онлайн. Совсем недавно цифры появлялись на мониторах с задержкой, после ручного ввода специалистами линейных управлений. А еще раньше, когда все начиналось, и о мониторах, конечно, речи не шло — были лишь телефоны и бесконечные записи в журналах под копирку. Оценить масштаб изменений лучше всех, пожалуй, смог Николай Павлов — самый первый главный диспетчер и, можно сказать, один из основателей службы-юбиляра, стоявший у истоков диспетчеризации.

— В таких условиях работать — одно удовольствие, — считает Николай Николаевич. — У нас-то были лишь карты со всеми газопроводами и газораспределительными станциями, от руки нарисованные на планшетах, да телефон с длинным шнуром.

Микрорайоны просят тепла

В 1971-м под первую диспетчерскую определили в угловую комнатку на седьмом этаже Дома промышленности, где тогда располагалось Управление добычи, переработки и транспортировки газа. Чтобы заполучить схему транспортировки газа, взяли карты из спецчасти, которыми и пользоваться-то было нельзя — все ключевые координаты намеренно сдвинуты и не соответствуют действительности, чтобы враги не догадались. Попробуй сопоставь! Но, несмотря на тогдашние трудности, Николай Павлов считает, что работать было интереснее — зачастую грамотные, единственно верные решения приходилось принимать в одиночку во время ночного дежурства.

Масштаб ответственности, которую на своих плечах несут скромные труженики диспетчерской службы, лучше всего иллюстрирует рассказ Николая Николаевича о случае из не такого уж далекого советского прошлого, когда в 70-е в Куйбышеве выдалась необычайно суровая, под минус сорок, зима. Основными потребителями газа были промышленные предприятия, из-за своей стратегической важности подотчетные напрямую Совету министров СССР. Их лимиты газа и графики поставок были составлены из расчета максимального потребления, и поступиться своими объемами, когда из-за морозов подскочило потребление горожанами, ни один завод не пожелал. А дополнительных объемов взять негде — газотранспортная система региона была замкнута на себе, магистралей, по которым шел уренгойский газ, еще не было. Выбора у Николая Николаевича не оставалось: под свою ответственность главный диспетчер распорядился сократить подачу авиационным, машиностроительным и химическим гигантам в пользу обеспечения бытовых потребителей. Среди ночи в его квартире раздался звонок из Москвы, от министра газовой промышленности Сабита Оруджева (заводчане успели пожаловаться в ЦК КПСС). Впрочем, после того как Николай Николаевич доложил обстановку, министр одобрил его действия. А вот ни в чем не повинного начальника управления решил снять (чтобы отреагировать «на сигнал»). Избежать увольнения удалось чудом — через несколько дней потеплело, подача газа стабилизировалась, «потеплел» и недовольный недавним ограничением директор завода, доложив министру, что претензий не имеет. Зато вскоре после этой истории партийное руководство Куйбышевской области создало комиссию по рациональному использованию газа, а также графики ограничения подачи газа на предприятия в случае форс-мажорных обстоятельств.

Сегодня суровой зиме газовиков врасплох не застать — губерния газифицирована почти на 100%, лимиты подачи газа тщательно выверены, мощности предприятия постоянно растут, приспосабливаясь под растущие потребности региона. Вместе с тем, растет ответственность диспетчеров, но они не жалуются. Ведь именно ответственность — их основная профессиональная обязанность. Так же, как 45 лет назад.


Автор: Елена СБОРНОВА

Источник: «КП-Самара»

LiveJournal Share Button